Сегодня: 17 июля 2024
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Кто Я?

Кто Я? Мысли о личности

11 июня 2024 |Источник: Православие.Ru |Автор: Иерей Тарасий Борозенец
Теги: Религия, Православие

Еще находясь в утробе матери, каждый из нас уже ощущает себя, чувствует, как к нему относятся другие: любят они его или нет, ценят или не ценят, кем он для них является. Со временем это ощущение себя и отношений со стороны других только крепнет, усиливается, нарастает.

Еще находясь в утробе матери, каждый из нас уже ощущает себя, чувствует, как к нему относятся другие

Так продолжается всю нашу земную жизнь вплоть до последнего вздоха. Ощущение себя заложено в нас на инстинктивно-рефлекторном уровне и является основой биологической и психической жизни, процессов восприятия, воображения, памяти, мышления.

По сути, каждый из нас всегда пребывает в контексте мнений о нем других людей, как будто находится в картинной галерее образов себя, нарисованных другими. Слушая эти мнения, всматриваясь в эти образы, что-то из них отвергая, что-то принимая и комбинируя, каждый формирует то понимание, тот образ самого себя, который считает своим собственным. Каждый рисует сам себя, смотря на автопортреты и картины других.

Формирование и развитие смыслового образа человека составляет основу того, что мы называем образованием и/или воспитанием; зрелое и полноценное существование такого образа называется ответственной взрослой жизнью; его основу составляет то, что философы называют самосознанием, или самоидентификацией. Именно в самосознании заключается сердцевина того, что мы называем личностью, или нашим Я.

Личность не существует в вакууме. Она всегда формируется вместе с другими личностями, через уподобление, подражание им. Мы осознаем себя как Я, потому что другие, во-первых, себя так же осознают, во-вторых, осознают такими же нас.

При этом следует подчеркнуть, что личность – это не копия и не клон других личностей. Иначе она не была бы собой. Личность – образ и подобие других личностей, то есть она и похожа, и не похожа на других. Личность всегда балансирует на тонкой грани несхожей схожести или тождественного различия.

Утрата схожего единства с другими личностями разрывает единую ткань общения и существования личности, лишает ее жизненно необходимой почвы, в итоге приводя к ее самоопустошению и гибели. Потеря отличия от других личностей ведет к ее растворению в других, к утрате себя, к отчуждению и самозабвению.

И в первом, и во втором случае личность не может оставаться самой собой, не способна полноценно жить. Поэтому ей всегда приходится сочетать в себе несочетаемое – тождество и отличие, единство и разделение, то есть быть не копией, но образом, не тождеством, но подобием.

Говоря философским языком, личность принципиально антиномична и диалектична; говоря же языком богословия, она всегда есть образ и подобие.

Личность есть не что иное, как ощущение и осознание себя кем-то особенным, самостоятельным, отдельным от других и вместе с тем единым с другими, тем, кто живет своей собственной жизнью и одновременно приобщен к жизни всех.

Человеческие личности отличаются от личностей животных по масштабу своих ресурсов, способностей, сил и действий

В этом широком смысле личностью обладают не только люди, но и животные. Отличие между нами и животными – не в том, что мы личности, а они нет, но в том, что мы это рационально осознаем, рефлексируем и говорим об этом, животные же лишены таких возможностей. Человеческие личности отличаются от личностей животных по масштабу своих ресурсов, способностей, сил и действий. Животные могут ощущать свою личность как особость от других, могут заботить ся о ее выживании, сохранении и развитии, опираясь на инстинкты, рефлексы, ощущения, элементы сознания (у высших животных).

С чего начинается человеческая личность

С чего же начинается человеческая личность?

По всей видимости, с личности биологической, животной. Уже находясь на стадии зародыша, человек ведет себя как самостоятельное живое существо, инстинктивно борясь за жизнь, избегая опасности, стремясь к своей пользе, подавая сигналы о том, что ему нравится или не нравится, слыша, чувствуя и ощущая то, что с ним происходит. Когда человек рождается, он еще какое-то время остается преимущественно на биологической стадии личности – руководствуется физиологическими инстинктами и рефлексами. Этап доминирования в человеке биологической личности в целом длится от зачатия до года после рождения.

Затем в нем постепенно начинает просыпаться и раскрываться личность психическая, душевная, которая выражает себя в реакциях сознания, желаниях, эмоциях и, наконец, в речи. Психическая личность проявляется еще в доречевом состоянии с того момента, когда ребенок начинает четко реагировать на обращения к себе по имени, выполняет просьбы, эмоционально и произвольно реагирует на слова, эмоции, действия близких, которые не связаны с обеспечением его телесных потребностей, целенаправленно старается подражать тому, что видит или слышит.

С начала освоения речи личность становится все более разумно осознанной. С этого момента она себя уже не просто ощущает, но все яснее осознает, помнит, выражает и общается с другими личностями на рационально-словесном уровне.

На этой стадии ребенок также осознает себя как семейную и – шире – социальную личность, называя себя по имени, определяя свой пол, отличая себя от папы, мамы, братьев и сестер, дедушек и бабушек, других родственников, близких, знакомых и незнакомых, осознавая свой семейный иерархический статус (сын или дочь, внук или внучка, брат или сестра, старший или младший), выражая свои симпатии и антипатии, согласия и несогласия, желания и нежелания, осознавая как свое собственное влияние на других, так и их влияние на себя.

Ребенок осознает себя как Я, взаимодействующее с другими Я, количество которых интенсивно растет по мере расширения его социальных связей, вхождения в новые социальные группы. В каждой из этих групп формируются новые социальные роли ребенка. Дома, в садике, на площадке, в секции он ведет себя по-разному, в зависимости от разных условий, правил и личностей, с которыми взаимодействует. Происходит то, что психологи и социологи называют «социализацией» человека.

По мере накопления жизненного опыта, общения в семье ребенок сталкивается с ограничениями и поощрениями, похвалами и порицаниями, наказаниями и наградами. Все это в совокупности формирует у него представления о должном и недолжном, опасном и безопасном, полезном и вредном, запрещенном и разрешенном, плохом и хорошем, стыдном и похвальном, добром и злом. Из этих представлений и поступков, на них основанных, рождается нравственная или этическая личность. Детские психологи отмечают, что это происходит в возрасте от 3 до 7 лет.

При этом ребенок всегда ориентируется на примеры тех, кого видит, с кем общается, то есть самых близких людей – на их слова и дела, на соответствие или несоответствие между речами и поступками.

Детское мышление конкретно и полярно. Дети, с одной стороны, мыслят конкретными примерами, яркими и четкими образами. Для них пока еще не существует абстрактных понятий. Они не выбирают между добром и злом вообще, но между конкретными добрыми или злыми людьми, сказочными героями, которые для них не менее реальны, чем люди. Поэтому, отвечая на вопросы о добре, справедливости, любви и т.п., они строят ответы по шаблону «нечто это когда кто-то что-то сделал».

С другой стороны, оценивая людей, их слова и дела, они распределяют их по крайним полюсам. Для них не существует полутонов, сложных сочетаний, неоднозначных характеристик. В раннем детском сознании господствует закон исключенного третьего: «Или – или – третьего не дано!» Все или плохие или хорошие, или злые или добрые, или честные или нечестные, или наши или не наши.

Изначально нравственная детская личность опирается не на всеобщие заповеди, принципы, правила, но на плохие или хорошие примеры

Изначально нравственная детская личность опирается не на всеобщие заповеди, законы, принципы, правила, но на плохие или хорошие примеры. На этом этапе при воспитании детям нужно показывать, давать яркие запоминающиеся примеры, самим быть примером, а не выстраивать умозрительные конструкции с цепочками тезисов и аргументов. Ведь они еще не способны воспринимать язык рациональной логики. Рассуждать о добре и зле как об абстрактных категориях ребенок способен не раньше младшего, среднего, а зачастую и старшего школьного возраста.

У многих способность абстрактно мыслить не формируется и к концу жизни, вернее, они сами не хотят ее в себе формировать. Обывателям проще и комфортнее оставаться на стадии ассоциативного, конкретно-образного мышления. Абстрактное логическое мышление их просто раздражает, поскольку показывает примитивность и недалекость их сознания, обличает их глупость. Это, кстати, прекрасно показано в «Диалогах» Платона, в которых Сократ все время пытается убедить своих собеседников мыслить абстрактно, о благе самом по себе, об истине самой по себе, о бытии самом по себе, они же в свою очередь всячески этому сопротивляются, подвергая его критике, насмешкам, оскорблениям и побоям вплоть до смертного приговора.

Формирование религиозной личности

Переживая телесные и душевные страдания, ощущая боль от травм и болезней, попадая в несчастные случаи, сталкиваясь со смертью других людей или лично оказываясь на грани жизни и смерти, слыша о ней из рассказов и сказок, видя страх близких за себя и других, ребенок в итоге осознает трагичность и конечность своей земной жизни, всерьез задумывается о смерти, расспрашивает о ней родных, убеждается, что она неотвратима и всеобща. Чаще всего, по наблюдениям психологов, это окончательно происходит в возрасте 10–12 лет, хотя трагическое восприятие смерти начинает формироваться уже с 6–7 лет.

Смерть видится детям как завершение, прекращение, конец, исчезновение земной жизни. «Вот человек был, а вот его уже нет среди людей. И так будет со всеми. Не только с плохими, но и с хорошими. Даже с теми, кого я больше всего люблю, и кто больше всего любит меня. Так будет и со мной», – осознают дети, и это ввергает многих в тревогу и даже ужас: «Если исчезнут мама, папа, я, если все исчезнут рано или поздно, то зачем тогда жить, зачем расти, учиться, создавать семью, работать?»

Осознание проблемы смерти ставит перед ребенком вопрос о смысле жизни, на который есть два основных противоположных ответа. Или ребенок не принимает смерть, не смиряется с ней, ощущая и веря в то, что жизнь сильнее смерти и поэтому никогда не закончится; или принимает смерть, смиряется с ней, ощущая и веря в то, что она сильнее жизни, которая в итоге прекратится, закончится и исчезнет.

Здесь происходит главный экзистенциальный выбор человека – выбор между жизнью и смертью, который определяет весь его последующий жизненный путь. Жизнь или смерть? – вот в чем вопрос, и он по сути своей имеет глубоко религиозный характер.

Вера в жизнь, доходящая до отрицания смерти, привела нас к вере в Бога

Избравший жизнь, уверовавший в ее нескончаемость, силу и победу в итоге становится личностью религиозной: приходит к вере в Бога, в бессмертную душу, жизнь после смерти, воскрешение мертвых; старается подчинить жизнь Божиим заповедям. Так в свое время произошло со мной и многими другими людьми. Вера в жизнь, доходящая до отрицания смерти, привела нас к вере в Бога.

Уверовавший же в силу смерти становится личностью мирской, светской, секулярной. Он не верит ни в Бога, ни в бессмертную душу, ни в воскресение; считает, что жить нужно для себя, в свое удовольствие, потакая эгоизму и жажде телесных наслаждений, похоти плоти, похоти очей и гордости житейской. «Будем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор. 15: 32).

Верящий в жизнь в итоге приходит к вере в Бога, Который есть Сама Всемогущая Жизнь, в душу, которая есть живой образ Бога-Жизни, в победу Жизни над смертью и всем, что с ней связано – над злом, тлением, страданием.

В вере, надежде и любви к Богу-Жизни созревает личность как Его образ и подобие; личность, главный выбор которой заключается в выборе между Богом и миром сим; личность, которая отрекается от мира сего ради служения Господу; личность, весь смысл жизни которой заключается в уподоблении Личности Богочеловека Иисуса Христа; личность, которая сосредоточена на общении с Лицом Отца через Лицо Сына в Лице Духа Святого; личность, которая видит во всех людях образ и подобие Божие, а во всем творении – отблески, отпечатки, отображения и энергии Лиц Святой Троицы; личность, которая живет радостной благодарностью Творцу, воздавая хвалу и славу за все Его бесконечные благодеяния.

Верящий в смерть в итоге приходит к вере в мир и самого себя, в редких случаях, – к полному нигилизму, то есть к всецелому отрицанию реальности. Приятие смерти как фундаментальной реальности парадоксально приводит людей или к временному обожествлению мира и человека, или к убеждению в абсолютной ничтожности всего и вся; или к язычеству, или к нигилизму. И первый, и второй пути ведут человека к смерти. По меткому определению одного неверующего философа-экзистенциалиста, человеческое существование всегда есть «бытие к смерти». Разница между ними только в длительности: первый растягивается человеком на всю земную жизнь, второй, напротив, сознательно сокращается через отречение от жизни и ее произвольное прекращение.

Мирские личности стараются прожить как можно дольше, получив при этом как можно больше наслаждений и максимально избегнув страданий. Ради этого они вытесняют мысли о смерти куда-то на периферию своего сознания, стараются не думать о ней, занимают все свое внимание разнообразными приятными впечатлениями, мыслями и образами, заполняют свою жизнь всяческими мирскими событиями и занятиями.

Личности нигилистического типа не видят никакого смысла ни в своем, ни в чужом существовании, в принципе сомневаются в реальности сущего. Для них мир и человеческая жизнь представляются совершенно иллюзорными, пустыми, никчемными, абсурдными, злыми и мрачными. «Жизнь как иллюзорное бытие не стоит того, чтобы ее проживать, – считают нигилисты. – Смерть как реальное небытие лучше жизни. Смерть реальнее, честнее, покойнее жизни, хотя бы потому, что после нее уже некому мучиться и страдать. Жизнь есть страдание и абсурд. Смерть как полное уничтожение дает спасение от абсурдных страданий».

Нигилизм – религия смерти, ничто и самоубийства, дающая своим адептам иллюзию избранности, особенной миссии и даже героизма

Нигилизм делает последовательные и конечные выводы из веры в смерть как уничтожение. При всем этом он остается уделом немногих, поскольку требует от человека убийства себя, что принципиально противоречит глубинному инстинкту самосохранения. Нигилизм – религия смерти, ничто и самоубийства, дающая своим адептам иллюзию избранности, особенной миссии и даже героизма. В русской литературе главным олицетворением такого религиозного нигилизма, нигилизма как высшего выражения человекобожия является Кириллов из «Бесов» Ф.М. Достоевского.

Для большинства людей намного проще и удобнее жить в свое удовольствие, не задумываясь о смерти и смысле жизни. Ведь сама мысль о смерти сразу же все проблематизирует, приносит в жизнь ощущение тревоги, неуверенности, страха и уныния; делает ее неуютной, опасной, враждебной и ужасной.

Вытесняя смерть из своего сознания, мирские люди всецело отдаются миру сему, его страстям, похотям, образам, ценностям, влечениям; стараются найти в нем опору для своего комфортного существования.

Мир предстает перед нами в двух ипостасях – ипостаси природы и ипостаси общества. Поэтому одни люди ищут опору в физическом мире природы, другие – в культурном мире социума, берут их себе в образцы для подражания как источники жизненных сил и вдохновений. Так мирские люди разделяются на «физиков» и «политиков».

«Физики» мыслят себя по образу и подобию материального физического мира. Поэтому они осознают себя главным образом как материальные биологические существа, по сути, животные со своими особенностями. Здесь личность отождествляется с тем, что в обществознании называется индивидом и индивидуальностью.

«Политики» мыслят себя по образу и подобию общества. Поэтому осознают себя, прежде всего, как социальные существа, уникальные плоды и участники общественных отношений, политические животные. Здесь личность отождествляется с гражданином как полноправным субъектом экономической, политической и культурной жизни общества.

Разумеется, речь идет об общих личностных типах мирских людей на основе их мировоззренческих приоритетов или преобладающих центральных ценностях или даже идеалов их сознания.

Свобода личности и совесть

Как видим, есть разные типы личности. Они отличаются по критериям врожденности, наследуемости, приобретенности и произвольности.

Так, биологическая или животная личность является полностью врожденной и генетически наследуемой, не зависящей от воли самого человека. Это первичная основа, живой субстрат, органическая почва всех последующих типов личности, вырастающих из нее.

Психическая и семейная (социальная) личности являются, с одной стороны, приобретенными в результате общения с другими личностями, с другой, не произвольными, то есть также не зависящими от выбора самой личности.

Нравственная личность является уже и приобретенной, поскольку руководствуется устоявшимися в обществе нормами, и произвольной, поскольку формируется в практике самостоятельного этического поведения личности, в своей деятельности определяется свободой выбора между добром и злом.

Религиозный и светский типы личности являются максимально произвольными и неприобретенными, поскольку изначально возникают в результате свободного и творческого самоопределения человека по отношению к смерти, смыслу жизни и Богу. Первоначальный личный выбор между верой в Бога и верой в мир, как вариант самого себя, – это глубинное решение человеческого сердца, неизъяснимая душевная тайна, на которую никто и ничто не может повлиять. Заставить человека сделать тот или иной нравственный или мировоззренческий выбор не может даже Бог, потому что Он Сам дал человеку свободу и уважает ее решения.

Заставить человека сделать тот или иной выбор не может даже Бог, потому что Он Сам дал человеку свободу и уважает ее решения

Этот выбор просто происходит: наше Я само просто склоняется в ту или другую сторону на глубочайшем интуитивном уровне – за или против Бога. Такова тайна свободы и вместе с тем тайна личности. Это одна и та же тайна.

Свобода есть квинтэссенция жизни личности, ее несущий трепещущий нерв. Нарастание и развитие свободы есть нарастание и развитие личного начала в человеке. Умаление и деградация свободы есть умаление и деградации личности. Чем свободнее человек, тем он личностнее.

Семя свободы-личности заложено в человеке изначально; уже в утробе матери оно начинает постепенно расти, развиваться, поэтапно проходя биологическую, психическую, семейную, нравственную, религиозную или светскую стадии. На биологической стадии это семя еще не заметно, на психической – оно уже проявляется в виде ростка и стебля, на семейной – укрепляется, растет и покрывается листьями, на нравственной – покрывается цветами, чтобы, наконец, дать свои окончательные плоды на религиозной или светской стадии.

Сформировавшаяся человеческая личность состоит из центра-ядра и трех его периферий – душевной, материальной и словесной.

Центром личности является Я, которое есть глубинное основание или «самое само» личности. Душевную периферию личности образуют разум, воля, чувства, память и совесть; материальную же – тело и телесная деятельность. Я непосредственно управляет душевной периферией, через которую опосредовано управляет материальной. Словесная периферия образуется на стыке душевной и телесной периферий, как плод их взаимодействия под управлением Я.

Я проецирует, проявляет себя в своей душевной периферии, через которую в свою очередь проецирует и воплощает себя в периферии телесной; вместе они выражаются в периферии словесной. Душа – символическая проекция Я; тело и его деятельность – символическая проекция души. Слово – символическая проекция Я, души и тела. Наиболее полно и явно это выражено в личных словах-именах.

Благодаря своим душевной, телесной и словесной перифериям Я выражается и проявляется по отношению к другим личностям, вступает во взаимодействие с ними. Из взаимодействия душевной и телесной составляющих личности рождается слово – главное средство саморазвития и общения личности.

С помощью разума личность себя осознает, отличает от других, осмысляет и сопоставляет варианты мировоззренческих позиций и людей, которые их представляют. Разум производит сознание. Того, что нет в сознании, для личности не существует. Поэтому сознание дает личности систему координат, или карту ее жизни.

С помощью эмоциональной сферы личность испытывает чувственное влечение, страсть, тягу или отталкивание к тому, что она осознает; еще она аккумулирует жизненную энергию, которая дает силы и подталкивает человека к деятельности.

С помощью воли личность принимает решение под воздействием, с одной стороны, разума, с другой, эмоций. Принять решение – значит выбрать тот или иной вариант поступка и постараться его исполнить на словах и/или на деле. Воля суммирует векторы разума и чувств, преобразуя их в вектор желания, выбора и действия, вектор поведения личности.

Память представляет собой хранилище жизненного опыта личности, в котором фиксируются и хранятся воспоминания о результатах мышления, чувства и воли. По мере своего увеличения она становится все более значимым фактором, определяющим жизнь личности. Благодаря памяти личность помнит себя и все, что она сделала, то есть идентифицирует свое Я и плоды его жизни во временной протяженности. Без памяти невозможно никакое стабильное самосознание, а, следовательно, и никакие стабильные сознание и деятельность.

Совесть является нравственным и религиозным камертоном личности, мерилом и критерием ее духовной жизни. По сути, она есть глубинная, живая, блаженная или болезненная, оценка убеждений, решений, чувств, речей и поступков личности, всей ее жизни, со стороны высшей божественной Личности. Это глас Божий в человеке.

Только этим возможно объяснить реальную независимость обличений совести от того, что сам человек считает правильным, разумным и справедливым, от того, что навязчиво и безапелляционно внушает ему общество. Человек может быть совершенно уверен в праведности своих слов или дел, может убедить себя в этом, его могут полностью поддерживать окружающие, но он не способен повлиять на оценку этих действий совестью. Максимум, что он может сделать, – это намеренно сделать себя глухим, атрофировать свой душевный слух, чтобы не слышать ее голоса. Так происходит, когда человек систематически игнорирует укоры совести, не кается и поступает вопреки им.

Совесть проявляется с момента формирования нравственной личности и достигает максимальной зрелости на стадии личности религиозной. Светская мирская личность заглушает в себе совесть, замещает ее голос своими собственными и/или общественными представлениями о добре и зле.

***

Человек есть личность от зачатия до бесконечности

Итак, человек есть личность от зачатия до бесконечности; ее ядром или семенем является наше Я, которое растет и развивается, постепенно проходя через стадии биологическую, психологическую, семейную (социальную), нравственную, религиозную или светскую. Личность формирует себя в ходе ее свободного самоопределения по отношению к добру или злу, жизни или смерти, Богу или миру. Выбор зла и мира в конце концов приводит к деградации и самоубийству личности, к отречению от свободы, к пустому псевдобытию. Выбор добра и Бога – к наполнению существования личности смыслом, духовной радостью и блаженством, к торжеству свободы и жизни.