Сегодня: 11 августа 2022
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Молитесь за епископа!

Молитесь за епископа!

2 июля 2022 |Источник: Православие.Ru |Автор: Митрополит Лимасольский Афанаси
Теги: Религия, Православие

Пятая беседа о Божественной литургии. Рассмотрим следующее прошение:

«О архиепископе нашем (имярек), честнем пресвитерстве, во Христе диаконстве и о всем причте и людех, Господу помолимся»[1].

Иными словами, «давайте обратимся ко Господу с мольбой о нашем архиепископе, о почтенных священниках, о диаконах нашей Церкви, обо всем клире и народе».

Почему так важно, даже необходимо и обязательно, молиться о епископе за каждой литургией?

Прежде всего, это важно по священно-каноническим причинам. Ведь как раз возношение имени правящего архиерея свидетельствует о том, что в этом храме совершаются истинные таинства. Мы знаем, что первым совершителем Божественной Евхаристии был Господь наш Иисус Христос. В горнице во время Тайной Вечери Он совершил первую Евхаристию и дал нам заповедь: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22, 19), совершайте это для того, чтобы помнить обо Мне. С того времени для Церкви главнейшим воспоминанием о Христе стала Божественная Евхаристия, причастники которой приобщаются таинству спасения, жизни вечной. Преемниками Христа стали святые апостолы. Вначале именно они были совершителями Евхаристии, о чем мы читаем в Деяниях (ср. Деян. 2, 42). Апостолы собирали верующих, наставляли их в вере, молились и совершали таинство Евхаристии, после чего все причащались Тела и Крови Господней. Число христиан неуклонно росло, апостолы физически не могли быть повсюду, поэтому для совершения Евхаристии они рукоположили епископов и пресвитеров. В первые годы Церкви Христовой Евхаристию совершали одни епископы, пресвитеры были их помощниками. Со временем епископы дали благословение совершать это таинство и пресвитерам. До сих пор никакой иерей не имеет права совершать Евхаристию или любое другое священнодействие без благословения правящего архиерея. Как видите, прямое апостольское преемство православных епископов составляет одну из существенных сторон истинной Церкви.

Апостольское преемство православных епископов составляет одну из существенных сторон истинной Церкви

Еще в I-м веке священномученик Игнатий Богоносец писал:

«Та Евхаристия должна почитаться истинной, которая совершается канонически рукоположенными епископами, то есть преемниками апостолов».

Довольно быстро Церковь осознала необходимость возглашать за богослужением имя канонически рукоположенного епископа, и эта традиция сохраняется до настоящего времени.

Итак, апостольское преемство имеет великое значение. До сегодняшнего дня Церковь хранит его с большой тщательностью. Каким образом? Соблюдая каноничность рукоположений. Только канонический епископ может рукополагать пресвитеров и диаконов. А сам он получает рукоположение по меньшей мере от трех епископов, которые, в свою очередь, имеют каноническую преемственность, восходящую к апостолам. Канонически рукоположенный епископ занимает в Церкви место Христа, является образом Спасителя, независимо от того, каков он по своему характеру и поведению (он может быть грешным, окаянным, может после смерти попасть в ад — это его личное дело). Место епископа находится в алтаре, за престолом. Когда он стоит там, его лицо обращено в храм, он как бы надзирает за всеми христианами. Поэтому, собственно, он и именуется епископом, как надзирающий за всей Церковью[2].

Во все века было много лжеепископов и лжепресвитеров. Например, у нас, на Кипре, можно встретить людей, которые носят рясу и выдают себя за священников, хотя не имеют хиротонии. Они поступают так или потому, что находятся в состоянии духовной прелести, или потому, что психически больны, или потому, что просто мошенники. Можно встретить и тех, кто внешне выглядят как православные иереи, а на деле являются раскольниками. Кто такие раскольники? Это люди, которые по тем или иным вопросам церковного порядка, чина или Устава отделились от канонической Церкви. Раскольнические иереи не являются каноническими священниками, и совершаемые ими таинства недействительны. Еще есть еретики, ― например, римо-католики и протестанты, — они окончательно откололись от Православной Церкви, создали свою собственную так называемую церковь, имеют свою иерархию, своих епископов и пресвитеров.

Вы, наверное, слышали об Унии и униатах. Не так давно в нашу епархию приезжал Митрополит Христофор[3], Предстоятель Православной Церкви Чехии и Словакии. В своем приветственном слове он говорил, что для Чешской Церкви униатство — огромная проблема. Почему? Потому, что в Чехии и Словакии тысячи людей заходят в храмы, которые в архитектурном плане ничем не отличаются от православных церквей; видят священников, одетых в то же самое облачение, какое носят православные клирики; видят, что эти священники совершают литургию точно так же, как она совершается православными, по тем же самым богослужебным книгам. Есть лишь одно единственное отличие униатской службы от православной. Какое? Священники-униаты поминают за богослужением Папу Римского. Только это отличие. Никаких других. Тамошние православные христиане, сами того не понимая, попадают в ловушку. Католики обманывают верующих, представляя им, будто это православный храм, тогда как на деле этот храм — католический, инославный.

Здесь, в Лимасоле, например, есть раскольники-старостильники. Один из них именует себя епископом нашего города. Если вы зайдете на их литургию, то увидите, что она точь-в-точь как наша. Но на ней старостильники поминают не канонического епископа[4], а своего собственного.

Наши старостильники заявляют: «У нас все правильно. И в Иерусалимской Церкви, и на Святой Горе, и в России служат, как и мы, по старому стилю». Подобными заявлениями они обманывают людей. Их слова насквозь лживы. Почему? Потому что если старостильники поедут в Иерусалим, никто там не будет их причащать, и ни с кем они не смогут сослужить. Патриарх Иерусалимский не принимает старостильников в общение. Подобным же образом не принимает их в общение ни один митрополит или пресвитер Иерусалимской Церкви. При этом, конечно, канонические Кипрская и Иерусалимская Церкви состоят в общении таинств. Когда мы совершаем литургию, то поминаем Иерусалимского Патриарха Феофила. А он, когда служит, поминает Предстоятеля Кипрской Церкви. Следовательно, мы — единая Церковь.

Спрашиваешь старостильников:

— Вы верите в Благодатный Огонь?

— Конечно.

— Благодатный Огонь может сойти по молитвам еретиков?

— Нет[5].

— Ну, раз Огонь не сходит по молитве еретика, следовательно, Патриарх Феофил — православный. А если он православный, значит, и все мы, кто состоим в общении с ним и поминаем его, и кого поминает он, — все мы являемся членами единого Тела Православной Церкви. Значит, кто не пребывает в общении с Патриархом Феофилом, не сослужит с ним и не поминает его, и кого не поминает он, те ― вне Православной Церкви.

Ведь для того, чтобы быть православным христианином, недостаточно просто верить в то, чему учит Церковь. Необходимо быть членом Церкви через Святое Крещение и участие в прочих таинствах, в особенности в таинстве Святого Причащения. Ты можешь верить во все учение Православной Церкви, не уклоняясь ни на йоту, но тем не менее не быть православным. Пример тому — старостильники. Они верят в то же самое, что и мы, но, отделившись от канонического епископа, а значит, и от Церкви, они пребывают вне ее. Они в расколе.

Есть и еще одна причина, по которой имя епископа возносится за литургией. Какая?

Епископ является отцом Церкви, которая вверила ему это служение. Как добрый пастырь, он идет впереди своей паствы, а верующие следуют за своим епископом. Они слушают его и исполняют то, что он им говорит. Несколько епископов образуют Поместный Собор, который, в свою очередь, может созвать Собор всей Православной Церкви, а мы, члены Церкви, принимаем постановления Соборов. Мы должны молиться за наших епископов, чтобы Господь просветил их «верно преподавать слово истины» (2 Тим. 2, 15).

По собственному опыту говорю вам: епископское служение ― это большой-пребольшой крест, часто совсем неведомый миру. Вы и представить себе не можете, со сколькими трудностями приходится сталкиваться ежедневно! Скандалы, искушения, скорби, страдания, видимые для всех и сокровенные от посторонних очей, о которых ты не можешь никому сказать…

Епископское служение ― это большой-пребольшой крест, часто совсем неведомый миру

Апостол Павел учит христиан оказывать послушание первенствующим среди них, то есть епископам и пресвитерам, и не устраивать им преткновений. Из своего малого опыта скажу, что в минувшие 13 лет моего епископского служения самые большие трудности я встретил от людей, которые ходят в храм, а вовсе не от тех, кто никогда туда не ходит. Порой церковные люди бывают хуже тех, кто пребывает вне Церкви: стоят на своем, не хотят слушать и понимать то, что ты им говоришь, угрожают, кричат, ведут себя совсем не по-евангельски.

Конечно, от людей нецерковных мы претерпеваем много бедствий: и прежде они оскорбляли нас и плевали в нас, и до сих пор это продолжается. Вспомните святителя Луку Крымского — все вы читали его житие. До сих пор продолжают издаваться книги о новомучениках — епископах, священниках, диаконах, монахах, монахинях, мирянах, ― которые пострадали за веру Христову в странах с некогда атеистическим режимом. Читая эти книги, видишь, какие мучения претерпели все эти люди. И не так давно, кто-то — всего лишь 20–25 лет назад, можно сказать, в наши дни. В Албании одного епископа закопали в землю живым. А сколько мучений перенес священномученик Хризостом, епископ Смирны[6]! Ему выкололи глаза, отсекли руки, вырезали язык, проволокли по улицам города и растерзали на части. И многое множество других епископов пострадали подобным образом. Никто не знает, когда такое может вновь повториться.

Есть люди, которые смертельно ненавидят епископов, священников, клириков. И не потому, что имеют что-то конкретно против них. Вовсе нет. Но лишь за то, что священнослужитель в своем лице представляет Христа и Церковь.

Во время учебы в Салониках со мной произошел такой случай. Как-то раз я возвращался из университета туда, где жил. Я был в рясе. Сзади шла какая-то женщина. Она всячески ругалась и сквернословила в мой адрес. На улице было много народу, а она шла за мной по пятам и ругалась, ругалась, ругалась... Я ускорил шаг, но она тоже прибавила скорости и не думала от меня отставать. Вначале я не понял, кого она бранит. Меня? Но откуда ей меня знать? Может быть, она сама с собой разговаривает? Я резко свернул в одну маленькую улочку — она свернула вслед за мной. Я еще раз свернул — свернула и она. Господи помилуй! Что делать? Проходя мимо витрины книжного магазина, я решил остановиться. Остановилась и она рядом со мной.

— Тебя я ругаю, — говорит она мне. — Ты слышал, как я тебя ругала?

— Да.

— Ты все слышал?

— Да, все. Спасибо.

— Хорошо! — заключила женщина с удовлетворением, развернулась и ушла.

Она и знать меня не знала. Просто видела перед собой клирика в рясе, и это вызывало в ней ненависть. И много других подобных случаев можно было бы рассказать…

Будем с сочувствием относиться к тем людям, которые несут на себе крест священства

Будем с сочувствием относиться к тем людям, которые несут на себе крест священства. И женатым священникам сколько трудностей приходится преодолевать! Со сколькими трудностями приходится сталкиваться и их детям! В школе их могут дразнить: «Твой папаша священник! Поповская дочка! Поповский сынок!» Газеты могут писать всякие нелепые статьи с «красочными» заголовками. Например, «Дочь священника избила соседку!», тогда как на деле две соседки просто поссорились — сколько соседок ссорится каждый день? Или: «Собака священника укусила прохожего!», «Кошка священника…», «Мышь священника…». Что бы ты ни сделал, ты станешь мишенью для всевозможных нападок.

Однако сталкиваться с подобными трудностями от людей, пребывающих вне Церкви, ― это одно дело. Можно найти долю утешения: люди поступают так, потому что не знают Бога. Но когда проблемы возникают в лоне Церкви и от людей Церкви — это гораздо труднее.

Каждый епископ стремится к благу Церкви и тех людей, которые вокруг него. И, несомненно, каждый владыка совершает большой подвиг, который мы не знаем. А раз не знаем, то и не будем осуждать никого, но лучше будем молиться за тех, кто добровольно принял на себя этот подвиг, добровольно посвятил себя Церкви.

Все мы, остальные члены Церкви, хотим хороших духовников, хороших священников, хороших проповедников. Сами мы не избрали креста священства ни для себя, ни для своих детей, ни для своих внуков. Мы думаем: пусть кто-нибудь другой этим занимается. А вот хороших священников и епископов нам подавай! Но они с неба не падают, а рождаются в семьях, от родителей. Конечно, мы не можем все заниматься одним делом, у всех нас разные стремления и неравные возможности, но будем молиться друг за друга, и хотя бы не будем чинить препятствий тем, кто взял на себя епископский крест. Не будем взыскательны к их ошибкам.

Епископы — тоже люди и, несомненно, допускают множество ошибок. Я вам уже много раз говорил, что раздражаюсь, когда окружающие считают меня непогрешимым, не делающим промахов и ошибок. Кто я? Инопланетянин? Безусловно, есть у меня и ошибки, и грехи, и страсти. И меня борет дьявол, как всех прочих людей. Огромная прелесть, когда кто-то заявляет: «У меня нет искушений, я ни в чем не ошибаюсь, ни в чем не погрешаю». Кто больше всех ошибается? Тот, кто говорит, что у него нет ошибок.

Итак, во-первых, не будем создавать всякие препоны и преткновения нашим клирикам, а, во-вторых, будем помогать им своей молитвой. Будем молиться за наших епископов, священников и диаконов, за тех, кто служит в Церкви. Они испытывают большую нужду в молитвах своих братьев. Поэтому Христос и заповедует молиться за тех, кто трудится на поле жатвы. Если сам ты не можешь пахать, не можешь сеять, не можешь жать ниву, то по крайней мере не бросай на поле камни и молись за тех 5–10 «ненормальных», которые работают на этом поле, помоги им своей молитвой. Могли бы и мы жениться, обзавестись семьей, носить костюм, водить машину, после ужина гулять по побережью, уезжать на выходные в загородный дом… Но мы добровольно посвятили себя Церкви ради любви ко Христу.

Когда в Церкви происходят соблазны и скандалы, когда епископ допускает ошибки, когда претерпевает искушения, трудности, мы, верующие, должны вести себя так, как ведем себя, когда проблемы возникают в нашем доме, в нашей семье, у наших детей. Ведь тогда мы не радуемся, не выходим на балкон и не разглашаем о наших трудностях. Напротив, мы пытаемся скрыть семейные неурядицы, не открывать наготы близкого нам человека, не унижать его достоинства. Вот так же, с любовью и добротой, будем прикрывать недостатки клириков, будем врачевать их своей любовью и молитвой.

Подобным образом мы должны поступать не только в отношении клириков, но вообще всякого человека: не будем разглашать о неудачах и страданиях другого человека, не будем злорадствовать и торжествовать. Допустим, у тебя проблемы с соседкой. Когда ты пересуживаешь ее с другими соседками, то искушение только увеличивается, и положение вещей ухудшается. И соседки становятся хуже, и сама ты становишься хуже. Как правильно поступить в подобной ситуации? Молчать и молиться Христу о своей соседке. Но только не так: «Прости ее, Христе мой, за то, что она причиняет мне столько зла. Я — невинная голубка, незлобивый агнец, а она — тигр, который меня пожирает... Но все же прости ее, Христе мой». Не такую молитву, конечно, я имею в виду.

Молитва во время постигающих нас трудностей смягчает искушения, просвещает нас, действует как бальзам, как масло, размягчающее раны. Тогда как осуждение, злорадство, сплетни ухудшают положение и делают нас инструментами сатаны: мы осуждаем, а наши ближние страдают. И знаете, что самое страшное? То, что часто мы можем осуждать даже людей святых или ни в чем не повинных. Христос в Евангелии не позволяет нам осуждать никого. Поэтому будем с любовью и добрым расположением относиться ко всем, кто нас окружает, и в особенности к тем, кто добровольно взял на себя крест Христов, крест епископского или священнического служения. Будем всегда молиться о них.


[1] В богослужении Русской Церкви это прошение звучит несколько иначе: «О Великом Господине и отце нашем, Святейшем Патриархе (имярек), и о господине нашем Высокопреосвященнейшем митрополите (или: архиепископе \ епископе) (имярек), честнем пресвитерстве, во Христе диаконстве и о всем причте и людех, Господу помолимся». Согласно церковному Уставу, имя Святейшего Патриарха возносится во всех храмах Русской Церкви перед именем правящего архиерея. В богослужении Кипрской Церкви поминается только имя правящего архиерея.

[2] Существительное επίσκοπος образовано от глагола ἐπισκοπέω, который в свою очередь образован от глагола σκοπώ (смотреть) с прибавлением приставки επί (над).

[3] Христофор (Пулец) — митрополит Чешских земель и Словакии в 2006–2013 годах.

[4] Каноническим епископом Лимасола является митрополит Афанасий.

[5] Эту истину подтверждает и одно чудо. Когда-то в Великую Субботу армяне не впустили православных внутрь храма Воскресения Христова, и в Кувуклию для получения Благодатного Огня вошел армянский Католикос. Но Огонь не сошел на Гроб Господень, перед которым молился Католикос, а вышел из колонны у входа в храм, где стоял православный Патриарх, и образовал большую трещину, которая осталась на ней до сегодняшнего дня.

[6] Священномученик Хризостом, митрополит Смирнский — жестоко убит турками в Смирне 27 августа 1922 года во время Малоазийской катастрофы, когда турки вырезали православных греков города. При вступлении турецких войск в Смирну англичане и французы предлагали митрополиту укрыться в их посольстве, но он отказался, не желая оставлять паству.