Сегодня: 25 сентября 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Объединение невозможно, если одна из сторон считает другую «еретической»

Объединение невозможно, если одна из сторон считает другую «еретической»

2 августа 2021 |Источник: Патриархия.ru |Автор: Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев)
Теги: Религия, Православие, Интервью

Председатель ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион рассказал в интервью изданию «Коммерсантъ» о перспективах воссоединения Русской Православной Церкви и старообрядцев.

— Пятьдесят лет назад состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором было принято решение отменить «клятвы» на старые обряды, наложенные Большим Московским Собором 1667 года. Что поменялось для староверов после Собора 1971 года?

— Решения Поместного Собора Русской Православной Церкви 1971 года носят исторический характер. Они знаменуют собой серьезную настроенность Русской Церкви на диалог со старообрядчеством, имеющий, конечно, своей конечной целью преодоление многовекового разделения. Это очень непростой и небыстрый путь, который предстоит нам всем пройти.

Но решения Собора помогли снять взаимную отчужденность. Появились возможности наладить диалог, участвовать в совместных проектах, выставках, фестивалях. Сейчас развивается сотрудничество во многих областях общественно-культурной жизни. Например, представители Русской Православной Старообрядческой Церкви во главе с митрополитом Корнилием ежегодно участвуют во Всемирном русском народном соборе и других форумах, организованных Русской Православной Церковью. Некоторые из представителей старообрядческих согласий закончили духовные учебные заведения Русской Православной Церкви или продолжают в них учиться. Развивается паломничество старообрядцев к общерусским святыням, находящимся в православных храмах или монастырях.

Имеются многочисленные примеры делового сотрудничества православных и староверов на местном уровне.

— Некоторое время назад Вы заявили, что в Русской Православной Церкви не видят препятствий для воссоединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Старообрядческой Церкви в лоне единой Церкви. На каких условиях это может произойти?

— Внутреннее препятствие для этого нам видится со стороны РПСЦ: объединение невозможно, если одна из сторон считает другую «еретической». Общее необходимое условие для воссоединения — взаимное признание друг друга православными в области вероучения. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году было принято «Обращение ко всем держащимся старых обрядов православно верующим христианам, не имеющим молитвенного общения с Московским Патриархатом»; в этом документе прозвучал призыв к диалогу, который может способствовать развитию взаимопонимания.

Что касается организационной стороны объединения, события наступившего столетия ясно показывают: все вопросы можно решить, если имеется доброе стремление обеих сторон к восстановлению единства, как это было, например, с воссоединением с Русской Зарубежной Церковью.

— Ведутся ли со стороны Русской Православной Церкви попытки начать переговоры по поводу объединения со старообрядцами?

— Если говорить именно об объединении, то таких попыток не было. Характер взаимоотношений к настоящему времени сводится не к переговорам об объединении, а к действиям по преодолению исторически возникшей отчужденности, взаимного недоверия. С обеих сторон еще немало предвзятости, искаженного представления друг о друге. Чтобы серьезно говорить об объединении, необходимо сначала уяснить в богословском и церковно-каноническом смысле, что же нас до сих пор разделяет.

— Что препятствует объединению двух Церквей — только разногласия в церковных обрядах?

— К сожалению, не только разногласия в обрядах. В практическом плане старообрядцы, например, более строго и прямолинейно подходят к применению церковных канонов и даже бытовых обычаев (ношение бороды и т.п.). Кроме того, есть старообрядческие согласия, где апокалиптические настроения настолько заострены, что приводят к решениям, которые нельзя признать православными (отказ от священства, некоторых Таинств и т.д.).

— Возможно ли, на Ваш взгляд, преодолеть многовековые разногласия, и если да, то как?

— Конечно, чем более длительное время имело место разъединение, тем труднее его преодолевать. А в случае со старообрядцами имелись не только разногласия, но и преследования со стороны властей, вплоть до самых страшных, унесших жизни тысяч людей или заставивших их спасаться бегством за пределами государства. Преодолеть историческую память непросто.

Между тем, в Русской Православной Церкви имеется опыт такого преодоления. С 1800 года в ее лоне существуют так называемые единоверческие приходы (сейчас обычно их называют старообрядными), в которых воссоединившиеся с Церковью старообрядцы имеют возможность молиться по старому русскому церковному обряду и находиться при этом в каноническом общении с ее Священноначалием. Число таких приходов постепенно растет, а при московском храме Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове даже учрежден Патриарший центр древнерусской богослужебной традиции, где издается литература для старообрядных приходов, проходит подготовка причетников и хористов, проводятся исследования по музыкальной медиевистике и исторической литургике.

— Какие сейчас отношения у Московского Патриархата со старообрядцами?

— Священноначалие Русской Православной Церкви глубоко осознаёт пагубные последствия церковного раскола XVII столетия, считает это национальной трагедией, а поэтому никогда не уклоняется от возможности как-то эти последствия уврачевать.

Отношения ведь бывают не только официальными, межцерковными, но и межличностными. А в этом как раз после Собора 1971 года дела обстоят достаточно благоприятно, взаимная отчужденность постепенно угасает. И, надо сказать, воссоединение многих старообрядцев с Русской Православной Церковью, нередко целыми семьями, представляет собой заметное явление в церковной жизни современной России.

— Русская Православная Церковь признаёт иерархию РПСЦ?

— Иерархия РПСЦ (так называемая Белокриницкая иерархия) была единолично основана в 1846 году находившимся в тот момент на покое бывшим митрополитом Босно-Сараевским Амвросием (Папагеоргополосом) в селе Белая Криница, которое в то время находилось на территории Австро-Венгрии (ныне оно относится к Черновицкой области Украины). Законность Белокриницкой иерархии не была признана в Российской империи.

В 2014 году старообрядческий митрополит Московский и всея Руси Корнилий предложил начать диалог для изучения канонического достоинства Белокриницкой иерархии. На первой встрече наших представителей в Рогожской слободе в 2015 году была достигнута договоренность продолжить диалог по этой теме в письменном формате. К настоящему времени обе стороны обменялись уже несколькими посланиями. Диалог по этой теме не окончен, раскрывать его детали считаю неэтичным по отношению к нашим братьям из РПСЦ. Сейчас идет работа над очередным посланием православной стороны старообрядцам.

— Если предположить, что произойдет объединение Церквей, то кто в кого вольется, Русская Православная Церковь в РПСЦ или Русская Православная Старообрядческая Церковь в Русскую Православную Церковь?

— По-моему говорить об этом пока рано. Если дело дойдет до объединения, стороны найдут правильный способ, как это было в случае с РПЦЗ.

— В 2017 году Президент страны посетил центр русского старообрядчества — Рогожскую слободу. Как Вы относитесь к проявлению интереса к староверам со стороны светской власти? На Ваш взгляд, старообрядцы могут стать влиятельной религиозной организацией наряду с Русской Православной Церковью?

— Российская Федерация — многонациональная и многоконфессиональная страна. Представляется вполне естественным, что ее Президент уделяет внимание национальным или конфессиональным сообществам.

Насколько же старообрядцы могут стать влиятельной силой нашего общества, зависит только от них самих. Могу лишь добавить, что само старообрядчество весьма неоднородно и до сих пор делится на некоторое количество не имеющих между собой молитвенного общения согласий. И тенденции к их вероисповедному единству пока не видится, что сильно уменьшает их возможности заметным образом влиять на общество. Но это их внутреннее дело. А вот диалог с Русской Церковью — это то, что нас касается непосредственно. И мне хочется выразить надежду на успешное его продолжение.