Сегодня: 29 мая 2022
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

18 января 2022 |Источник: Московский Сретенский монастырь |Автор: Людмила Колокольцева
Теги: Религия, Православие

Огромная очередь за крещенской водой, растянувшаяся на несколько кварталов, толстым кольцом обвивала храм. Из космоса, наверное, она казалась фантастической анакондой, сжимающей город в объятиях.

«У-у-у, – разочарованно подумала Вера. – Конечно же, не успею…»

В ее распоряжении было не больше часу свободного времени: в жестко расписанном послеобеденном графике не предвиделось ни «окон», ни дел, которые можно перенести или отложить. Она заняла очередь и, постаравшись запомнить такие ориентиры соседей, как «высокий мужчина» и «женщина в сером пальто», отправилась в храм на службу.

Вере жилось несладко. Полусумасшедший отец-инвалид отнимал последние силы, и не столько даже физические, сколько моральные. Если бы не явственно ощущаемая поддержка блаженной Матронушки, женщина давно бы рухнула под тяжестью своего креста. Помогая справиться с невзгодами, Матронушка не переставала опекать Веру и духовно.

Вот и накануне Богоявления, порядком истощив силы в борьбе с родительским недугом и чувствуя, что внутренние ресурсы на исходе, она просила великую пред Богом заступницу, чтобы та сподобила ее попасть на Литургию. Заснув под утро, Вера все-таки проспала и встала с тяжелым чувством вины, но матушка положила ей на сердце пойти в храм, где служба начиналась позже и куда можно было успеть.

Зная, что очередь за крещенской водой в этом храме всегда очень большая и стоять приходится в лучшем случае часа два, Вера раздумывала, брать ли сосуды для воды. Решив не жертвовать службой, она выложила из сумки приготовленные с вечера бутылки, но ощущение, что Матронушка ласково переубеждает ее, побудило вернуть их в сумку.

***

– Какое измученное у этой женщины лицо! – обратилась к своей спутнице сероглазая девушка, которую Вера не заметила за спиной высокого мужчины.

– Есть малость, – согласилась ее подруга с милыми ямочками на щеках.

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

Почувствовав толчок в спину, она оглянулась: стоявшая сзади женщина сражалась с пятью непослушными пятилитровыми бутылями, которые, поколачивая друг друга, так и норовили выскользнуть из рук.

– Извините, пожалуйста, – устало проговорила она, пытаясь поймать вырвавшуюся бутылку.

Подхватив строптивую емкость, девушка вернула ее хозяйке.

– Вы на машине приехали? – предположила она.

– Нет.

– А как же вы понесете все назад? Давайте мы вам поможем, что ли… Далеко вы живете?

– Спасибо большое, не нужно: вот мой дом, окнами прямо на храм.

– Какая же вы счастливая! – воскликнула девушка. – Каждый день звон колокольный слышите, ангелы близ обитают…

Женщина густо покраснела.

– А ведь знаете, я поначалу противилась строительству…

Девушка инстинктивно отпрянула. Заметив ее движение, собеседница покорно усмехнулась:

– Все правильно…

– Что «правильно»? – не поняла девушка.

– Реакция у вас правильная. Это вы счастливая: душа ваша, для благодати открытая, окольными путями не блуждала, а я... Три года назад покаялась, а боль не отпускает. Стыдно людям в глаза смотреть.

Взгляд девушки смягчился.

– Ну, осознали ошибку – и слава Богу. А как же прозрение наступило?

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

– Родители у меня коммунистами убежденными были, старой закалки. Так что я с младых лет по их стопам пошла – всю жизнь на богоборчество растранжирила; а как узнала, что церковь во дворе собираются ставить, так и вовсе с цепи сорвалась. И чего я только ни предпринимала, чтобы этому воспрепятствовать: и пороги всяких инстанций обивала, и подписи собирала, и письма протеста рассылала, и прессу на уши ставила, и митинги организовывала – словом, из кожи вон лезла… Да как ни старалась, все равно, получается, против рожна перла – построили храм, невзирая на мой комариный писк. И вот однажды просыпаюсь: утро хмурое, серое – хоть спозаранок свет включай. По стеклам дождь струится, а в комнате средь непроглядного мрака зайчик радужный бегает… Откуда, спрашивается? Глянула я в окно, а он от золоченных куполов отражается. И так мне радостно стало! Таким счастьем, таким ликованием душа наполнилась – нет слов, чтобы передать! Не помню уж, сколько с тех пор времени прошло, – может, месяц, может, больше. Только стала я замечать, что, как начинают колокола звонить, так и настроение у меня лучше, и болячки, вроде, не так досаждают. Выйду на улицу: люди стоят, слушают звон, и веселые все, словно праздник какой… Ну, а потом платочек на голову – и к батюшке на исповедь...

Выйду на улицу: люди стоят, слушают звон, и веселые все, словно праздник какой…

Подошли два юноши в подрясниках, выглядывающих из-под курток.

– Кажись, здесь… – не совсем уверенно проговорил один.

– Мы занимали… – объяснил другой.

– Разве? – отчужденно возразила «женщина в сером пальто», готовясь к круговой обороне.

– Перед нами матушка в розовой шапке стояла с клетчатой сумкой… Только что-то ее не видно…

– А, понятно, – успокоилась «женщина в сером». – Она в церковь пошла.

– Спасибо, – поблагодарил юноша и повернулся к другу, продолжая, очевидно, прерванный рассказ:

– …Ну вот. А препод видит, что он запутался, стал ему наводящие вопросы задавать: «Ну, хорошо. Вы говорите, что вода – обязательная составляющая Крещения. А как же крестили древних христиан в пустыне?». И Мишка, прикинь, ему отвечает: «Ну, наверное, песком присыпали».

– Так, что ли, и сказал? – округлил глаза второй юноша.

– Так и сказал!

– Ну, дуб!..

– Ага. Отец Алексей так и сел: «Значит, вы утверждаете, что крещаемых закапывали? И насколько глубоко?».

– А Мишка что?

– Он помялся-помялся, а потом ляпнул: «Ну, чтобы они могли выползти».

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

Оба молодых человека рассмеялись. Женщины в платочках посмотрели на них непонимающе; девушки, поняв суть интриги, прыснули.

– У нас на экзамене по литургическому преданию тоже хохма была, – вспомнил второй юноша. – Отец Иоанн задал вопрос, как крестят младенцев. Ну, а Толя, совершенно растерявшись, ответил, что их кладут на престол. «Так-так, и что, прямо всех на престол и кладут?» – вопрошает преподаватель. «Нет, на престол мальчиков, а девочек – на жертвенник»…

– Молодые люди, я смотрю, вы много знаете, – обратилась к студентам дрожащая от холода старушка. – Вот объясните, чем крещенская вода отличается от богоявленской.

– Названием, – улыбнулся второй юноша.

– Я серьезно спрашиваю, – обиделась старушка.

– А я серьезно отвечаю. Крещение и Богоявление – два названия одного и того же праздника.

– А мне вот говорили, что вчера вечером вода была богоявленской, а сегодня –крещенская, – не поверила старушка, но, увидев ироничный взгляд молодого человека, смутилась. – Или наоборот…

– Ну а зачем нас спрашиваете, если все равно верите тем, кто эти басни рассказывает? – пожал плечами студент. – Что вчера вечером, что сегодня утром чин освящения воды один и тот же, так что разницы никакой.

Старушка впадает в ступор, раздумывая, какая информация ей больше по сердцу, меж тем как обрывки разговоров стайками и поодиночке носятся в воздухе.

– Я вчера уже в трех храмах воду взяла; надо еще сегодня успеть в три церкви попасть, – авторитетно заявляет круглолицая дама с глазами-щелочками и массивным подбородком.

– Зачем? – искренне удивляется благообразный мужчина с аккуратной бородкой. – Капля крещенской воды способна море освятить. Так что маленькой бутылочки вполне хватит на год. Добавляйте ее понемногу в обычную воду, и все.

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

– Да нет же! – раздраженно возражает «круглолицая». – Нужно взять семь бутылок из семи церквей, а потом смешать. Вот тогда вода сильной будет.

– Что за суеверие! – возмущается спутница благообразного мужчины. – Кто вам такую глупость сказал?

– Соседка…

– А она в храм ходит?

– Нет, но…

– Может, она книги духовные читает?

– Нет, но раз человек говорит, значит, знает…

– А если я вам сейчас скажу, что мы живем в Австралии?

– Ну…

– …Представляете, мне в прошлом году отказались наливать воду в бутылку с этикеткой!

– Да-да, нельзя! Там же штрих-код есть!

– Правда? Что вы говорите?

– При чем здесь штрих-код? Из-под чего у вас бутылка была?

– Не помню, кажется из-под пива… Или из-под «Пепси-колы»…

– Ну вот! Разве можно так к святыне пренебрежительно относиться?..

– …Ой, чуть не забыла! Я же тебе сухарики из Дивеева привезла! Держи…

– Спасибо большое… Расскажи, как ты съездила.

– Не без искушений. В первый же день упала в туалете, вся перепачкалась, голову об унитаз разбила... Женщины из нашей группы даже испугались за меня: думали, в лучшем случае сотрясением мозга отделаюсь. Умыли меня святой водой... И что ты думаешь? На другой день – никаких последствий. Кроме того, просто чудо, что я приобщилась Святых Тайн. Представляешь, Причастие заканчивается, а очередь исповедников огромная – на весь храм!

Умыли меня святой водой... И что ты думаешь? На другой день – никаких последствий

– Ничего себе! И как же тебе удалось исповедаться?

– А вот так и удалось милостью Божией. Батюшка, который исповедь принимал, объявил, что будет исповедовать только тех, кто постился весь пост. Вот и осталась я да еще одна женщина. Так я и успела; последней причастилась...

– …Как вы думаете, в самом деле святая вода исцеляет?

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

– Я слышал, один батюшка говорил, что она не тело врачует, а душу; что, мол, дает силы одолеть болезнь изнутри. Он советовал от лекарств не отказываться, но и водичкой не пренебрегать – пить по ложке в день.

– А как пить, не знаете: до еды или после?

– Что вы, Господь с вами! Только натощак! И, конечно, с молитвой…

– …Я на себе проверила: еще как лечит! Вскочила у меня однажды родинка и давай расти, да быстро так! Я, конечно, испугалась: операций смерть как боюсь. Ну, стала я смазывать ее святой водой – прошла! Хотите верьте, хотите нет.

– И мне помогла! Разболелась как-то нога – спасу нет: распухла вся, и такое ощущение, будто все вены пережаты. Несколько дней смачивала святой водой – как рукой сняло!

– Это что! Моему сыну вот на ногу тяжеленная дверь упала.

– Ой! Перелом?

– Он самый. На пальцах ног. Но врач гипс накладывать не стал. Зато после примочек со святой водой и наших совместных молитв ребенок забыл о переломах через неделю.

– Через неделю?! Не может быть!

– Представьте себе!

– Да-а, что ни говорите, познали люди великую силу крещенской воды. Как бы ни бесчинствовала фармацевтическая мафия, наваривая бешеные деньги на наглой рекламе да сомнительных препаратах, в коих вреда больше, нежели пользы, а Бог – вот Он, рядом...

Да-а, что ни говорите, познали люди великую силу крещенской воды

– …Я когда в армии служил, определили меня алтарничать в храме. И знаете, что я заметил? Весь год из водопроводного крана ржавая вода текла, вернее, даже не текла, а падала крупными ржавыми хлопьями, так что дно кадки было всегда грязно-илистым. На Крещение – ни одной песчинки!

– Так что получается? Освященная вода, значит, не портится?

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

– Ну, если вы в ее чудодейственную силу не верите или храните как попало и где попало, то и зацвести может. Я вот, например, ее рядом с иконами держу в стеклянной посуде, так у меня, бывает, богоявленская вода по четыре года стоит и ничуть не меняется – ни вкус, ни внешний вид.

– Не может быть!

– Да вы сами проверьте. Принесете сегодня воду из церкви – отлейте в маленькую бутылочку, а через неделю в такую же бутылку налейте обычную воду из крана. Поставьте обе бутылки куда-нибудь подальше, а месяцев через семь-восемь достаньте и сравните...

***

– Слушай, а ведь вот так постоишь в очереди часов семь-десять, посмотришь на людей, вкусивших благодать, – и весь махровый атеизм как ветром сдует, – философски заметила сероглазая девушка.

– Ага, – скептически возразила подруга. – Или суеверий, как пес блох, наберешься.

– И это, конечно, не исключено, да на то голова и дадена, чтобы пшеницу от плевел отделять.

– Ну, ты, допустим, отделишь… А другие?

– Не все сразу. Ты видела человека, одним махом на Небеса сигающего? Это же замечательно, что люди, далекие от Церкви, приходят к Богу, порой видя в Нем последнюю надежду. Вполне возможно, почувствовав сердцем величие Господа или осознав всю красоту православия, станут когда-нибудь они верными Его чадами, увидят и поймут высоту Неба, а пока, случайно для себя, но не без Промысла Божия, заглянув в храм или делая в нем первые шаги, отношения с Горним миром строят они по известным им земным законам.

– Большинству, наверное, Спаситель все же Себя через исцеления являет…

– Через них тоже. Но, знаешь, главное ведь совсем не в этих всех исцелениях, – задумчиво произнесла сероглазая девушка.

– А в чем же? – удивилась ее подруга.

«Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…»

– Представляешь, ведь Крещение свершилось без малого две тысячи лет назад…

– Я в курсе…

– И целых две тысячи лет – каждый год! – во всем мире вода приобретает сверхъестественные свойства…

– В самом деле! – восхитилась девушка с ямочками на щеках. – А ведь Он окунулся всего один раз!

– И вынырнул, взвалив на Себя все мировое зло: всех этих гитлеров, неронов, наполеонов…

– Ой, смотри! Наша страдалица идет! – перебила ее подруга. – А я уж боялась, что она не успеет.

– Ну слава Богу!

***

По окончании Литургии Вера прошла вдоль очереди, абсолютно не представляя, где сейчас могут быть ее соседи, и сомневаясь, что она сможет узнать их по таким «ярким и выразительным» приметам. Подойдя к алтарной стене храма, где раздавали воду, женщина остановилась в нерешительности, понимая, насколько нереально найти свою очередь. «Ну ладно, слава Богу, что хоть на службу праздничную попала», – утешала она себя, направляясь к воротам. Однако не успела Вера пройти и десятка шагов, как взгляд ее упал на группу людей, в которых она узнала своих неприметных соседей.

Так благодаря Матронушке женщина и на Литургии постояла, и водицы святой взяла, и с делами запланированными справиться успела.