Сегодня: 18 июня 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Идолы вокруг нас

Идолы вокруг нас

6 мая 2021 |Источник: Православное Осколье |Автор: Протодиакон Сергий ЕПИФАНЦЕВ
Теги: Религия, Православие

«Русь крещена, но не просвещена», – писал Николай Лесков. Собственно, об этой «непросвещенности» и будет идти речь. Действительно ли идолослужение осталось в далеком прошлом? И не привносим ли мы порой языческое отношение к действительности, магизм в собственную религиозную жизнь?

О магизме в религиозной жизни

Летом 2020 года я познакомился с удивительным человеком – сказителем Александром Маточкиным. Он сказывал старины и сказки для наших ребят на форуме православной молодежи. Ему как участнику археологических экспедиций и фольклористу задали вопрос: «Существует ли современное русское язычество?» Молодые люди, наверное, ждали рассказов о «славянских ведах», но Александр Александрович сказал совершенно иное: «Язычество на Руси живет и никогда не умирало». Оно живо в далеких русских деревнях, в которых до сих пор верят в домового, лешего, водяного и прочих представителей «нечистой силы». Есть оно и в городах, хотя и очень видоизмененное, меняющее названия и личины.

Для носителя этой культуры, в которой христианство смешалось с язычеством, мир не биполярен. Такой человек не относится к этим духам, ставшим для нас фольклорными персонажами, как к «нечисти». Например, в народном творчестве встречается сюжет о том, как домовой заставляет мужика пойти в храм в воскресный день. Для современного городского жителя это, конечно, пережиток прошлого. Но мы не до конца себе представляем, насколько в нас въелся образ мышления наших предков, полуязычников-полухристиан.

Городское язычество XXI века

«Непросвещенность», о которой писал Лесков, – в том, что, не понимая смысла церковного Таинства или обряда, люди придумывают иной смысл, понятный им. В этом случае христианские термины и элементы встраиваются в языческую картину мира, лишь немного меняя ее. Сами принципы мышления остаются прежними.

Один из таких принципов в том, что форма важнее содержания. Особенно ярко это выражено в шаманизме: там дух обязан подчиниться, если правильно произнесено заклинание или выполнен ритуал. В язычестве человек – это жертва, изначально и окончательно. От него ничего не зависит, внутреннего роста для него не существует. Его задача – угодить «добрым духам» и защититься от «злых». Для язычника, повторюсь, крайне важно, чтобы обряд был совершен правильно. Согласно его верованию, только так можно рассчитывать на успех и защиту.

«Пантеон» святых

Язычеству не важно, кому поклоняться. Только бы не свобода – падший человек боится свободы. Мы ищем, жаждем порабощения и освобождаемся от этого безумия только во Христе. Но вот в языческой системе координат в ранг «богов» возводятся святые, к которым обращаются не как к небесным друзьям и сродникам, ходатайствующим о нас перед Богом, а как к идолам. Отсюда деление святых по «функционалу»: непременно важно понять, кому и о чем молиться. Помолиться святому, который «помогает, когда голова болит», – это более понятно и более действенно, чем молитва Богу. Часто такой человек даже не знает жития того, к кому обращается.

Сюда же стоит отнести увлечение «святыньками», которые воспринимаются только как источник чуда. Иконы, мощи, священные реликвии являются для христиан предметом благоговейного почитания. В язычестве они становятся «волшебной палочкой», которая может защитить от всех бед. И, как всегда в язычестве, усилия человека, исправление жизни, покаяние совершенно не нужны. Не нужен таким людям и Христос, Евангелие они чаще целуют, нежели читают.

– У внука завтра экзамен! Кому молиться?

– Помолитесь Богу!

– Какому Богу?! Я спрашиваю: какому святому свечку ставить?

Идолы вокруг нас

Даже тексты псалмов и молитв, призванные менять, возвышать душу человека, перевираются и воспринимаются как «заклинания». Например, искаженный 90-й псалом «Живые помощи». А необходимость в соблюдении ритуала, столь важная для язычника, выразилась в соблюдении буквы церковного Устава без осмысления и веры. Любые отклонения, творчество в богослужении воспринимаются негативно. А традиции, даже бытовые, соблюдаются неукоснительно. Так, люди приходят освящать куличи на Пасху, освящают машины, чтобы не попасть в аварию, и даже (о, ужас!) причащаются, чтобы не болеть.

Эти искажения лишают человека главного, что есть в христианстве, – сыновних, личных, человеческих отношений с Богом. Вместо нравственных усилий, духовного возрастания и любви, человек «угождает» (видимо, думает, что Богу) соблюдением внешних правил. Но если вы думаете, что все это не о нас, что это удел невежд, не спешите торопиться! У каждого поколения и сословия – свои идолы.

Правила вместо заповедей

Христианин должен смотреть на мир через призму Евангелия. Но мы, верующие, порой несерьезно относимся к словам Иисуса Христа, будто считаем их недостижимыми. Вместо этого мы окружаем себя правилами, которые значительно легче исполнить, чем заповеди Блаженств: мы блюдем устав, соблюдаем рацион поста и исповедуем церковную культуру – внешний вид, этикет общения и прочее. Даже молитву мы превратили в отбывание повинности, машинное «вычитывание» положенных текстов.

Я не говорю, что внешние проявления религиозности, духовный ритм жизни и церковные традиции не важны. Но Спаситель расставил приоритеты совершенно однозначно: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф.23.23).

Есть в Библии слова Бога, гневающегося на людей за то, что они соблюдают внешнюю сторону религиозной жизни, но при этом безнравственны и безжалостны по отношению к ближним. Первая глава Книги пророка Исаии. Когда читаешь этот текст, вначале поражает сила гнева Божия, но если вдуматься, то мы увидим глубокую скорбь и желание Отца исправить заблудших детей.

«К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь… Когда вы приходите являться пред лице Мое, – кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных; курение (каждение – прим. С. Е.) отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие – и празднование! Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя; они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову» (Ис.1.11-17).

Итак, нужно делать добро, искать правды, спасать угнетенного, защищать сироту, вступаться за вдову. Чтобы искренне жить по этим словам Бога, нужно уничтожить, свергнуть самого страшного и главного идола в нашей жизни – наше собственное, сытое и довольное «Я», восседающее на троне алтаря нашего сердца и подчиняющее себе всю нашу систему ценностей, всю шкалу жизненных координат.

Комфорт и успех

Глубочайшее падение современной культуры в том, что она в основе своей есть индустрия обслуживания этого идола. Психология, этика, эстетика, развлекательный и познавательный контент – все учит нас тому, что нужно принимать себя такими, какие мы есть, простить и пожалеть себя, позволить себе быть спокойными и жить так, как хочется. Но христианство верит в то, что человек не такой, каким должен быть. Он искажен, обезображен грехом, и потому Бог становится человеком, чтобы эту поломку исправить, возвести нас в новое достоинство – граждан Небесного Царства и друзей Божиих.

А еще обязательно нужно быть успешными. Особенно если вы молоды и умны. Не просто профессиональными, полезными Богу и людям, нет! Именно успешными. Не знаете, что это такое? Индустрия услужливо расскажет вам, что вы должны есть и пить, во что одеваться, где отдыхать и чем обладать. И вот сотни людей наперегонки бегут зарабатывать деньги на вещи, которые им не нужны и которые их не радуют, чтобы, заполучив их, произвести впечатление на людей, которым они безразличны. А следом еще тысячи людей завидуют этим, более «успешным», представляя их жизнь земным раем, и оказываются неспособными радоваться тому, что у них есть, что дает им Бог.

Идолы успеха, комфорта и прочая мелочь – все это служки одного отвратительного персонажа, которого Христос называет по имени и говорит, что служение этому идолу и Богу исключают друг друга. Помните? «Никакой слуга не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Лк.16.13)

Ищите Бога

Дело не в том, что Бог не хочет нас видеть в таком состоянии. Просто мы перестаем хотеть видеть Бога, потому что Его место в нашем сердце занимает другой «господин» – жестокий и беспощадный, требующий поклонения и жертв.

Страшно, что в понятийный круг человека, который служит маммоне, может вполне входить и религия. Отправление религиозных потребностей. Он посещает храм, соответствующий своей конфессии, соблюдает предписания. Здесь тихо, спокойно, хорошо пахнет и вообще – отсюда уходишь таким умиротворенным… Все это – форма духовного самоуслаждения. Да, мы радуемся тишине храма, пению и благоуханию фимиама, и это хорошо, если мы понимаем, что это не главное. Страшно другое: такому человеку Бог может быть и не нужен. Ему нужна релаксация и успокоение.

«Ты создал нас для Себя, Господи, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе», – говорит блаженный Августин. Если человек возводит свое «Я» в ранг божества, он открывает в себе черную дыру, которая не находит себе успокоения. Он ищет Бога, но не понимает, чего ищет. Помните слова Христа: «…истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь… если и горе сей скажете: «поднимись и ввергнись в море», – будет…» (Мф.21.21)? Когда читаем их, не стоит печалиться, что мы не можем двигать горами. Стоит попросить у Бога об одном чуде: чтобы Он помог сдвинуться горе, которая мешает нашему спасению – горе гордыни, возвышающейся в сердце.